«Astobiza». Четыре слова на баскском

Страна Басков совсем не похожа на привычную нам Испанию. Впервые прилетев в Бильбао, вы, скорее всего, подумаете, что самолет сбился с курса: вместо иберийского зноя вас встретит неприветливый бриз с Атлантики, темно-зеленые холмы займут место привычных взору апельсиновых рощ, а морское побережье и вовсе поразит по-шотландски свинцовым небом и серыми скалами. Точно таким же, абсолютно «неиспанским», вам покажется баскское виноделие. Да, здесь тоже выращивают Темпранильо, но делают это словно нехотя и не возлагая на него особых надежд; с гораздо большей любовью баски относятся к своим автохтонам, среди которых абсолютным номером один является Ондарраби Сури. Хрустящий на зубах, кислый даже на вид, с маленькими тугими ягодами нефритового цвета, он щедро дарит свой вкус и аромат всем винодельням Бискайского залива – но по-настоящему раскрывается лишь в умелых и любящих руках. Например, в руках владельцев винодельни «Astobiza».


«Txacolí»

Страна Басков, «Эускади», состоит всего из трех винодельческих субрегионов или, как их здесь называют, «чаколи́». «Astobiza» расположена в самом маленьком из них, Чаколи-де-Алава, получившем статус D.O. лишь в 2001 году. Отрезанный от выхода к атлантическому побережью, Чаколи-де-Алава находится, вдобавок ко всему, выше прочих баскских субрегионов над уровнем моря, практически не зная о том, что такое сырость или ледяные зимние ветра. Сухой климат и, без преувеличения, экстремальные перепады температур, от сорокаградусной жары днем до ночной прохлады в десять-двенадцать градусов, накладывают свой отпечаток на местное виноделие – урожаи в Чаколи-де-Алава, как правило, ниже, чем в соседних Бискайе или Гипускоа, но тем более тельными и яркими получаются здешние вина. Эти невероятно сухие, зеленовато-белые, еле слышно шипящие в бокале шедевры называются «Чаколи́» (точно так же, как и баскские субрегионы) и обычно выпиваются в течение года после розлива.

За последние десять-пятнадцать лет отношение к Чаколи изменилось с «дешевое деревенское нечто» на «модное вино из белого автохтона», а мир буквально захлестнула Чаколи-лихорадка.

История винного дома «Astobiza» официально началась с покупки Чабьером Абандо небольшого поместья с двумя гектарами виноградных лоз неподалеку от города Окендо в получасе езды от Бильбао. Сын винодела, всю жизнь гнувшего спину на чужих виноградниках и мечтавшего о собственном участке, Чабьер осуществил мечту отца только в 1996 году, а ещё через двенадцать лет новенькая винодельня, названная в честь близлежащих гор «Astobiza», выпустила бутылки с Чаколи первого урожая. C 2008 года утекло немало воды, и вместо ушедшего на покой Абандо хозяйством заправляет его зять Хон Субельдиа, но философия винодельни из Окендо так и осталась неизменной. Всего один виноградник, минимум полива, только ручной сбор, розлив на месте, баскские автохтоны, атлантическая крафтовая винодельня – возможно, владельцы «Astobiza» не единственные в Эускади, кто работает, опираясь на эти шесть принципов, но, наверное, единственные, кто воплощает их в жизнь максимально ярко.


«Hondarrabi Zuri»

Несмотря на то, что в распоряжении Субельдиа есть некоторое количество лоз гасконского Пти Курбю (который здесь называют Зури Зерратие) и «жюрансоновского» Гро Мансан (известного у басков под именем Искириот Анди), локомотивом винного дома «Astobiza» является всё же Ондарраби Сури. Этот неповторимый североиспанский автохтон, из которого баски делали свои шипящие вина ещё в Средние века, был практически полностью уничтожен эпидемией филлоксеры конца XIX века, но всего несколько десятилетий спустя он восстал, словно феникс из пепла, и вновь распространился по всей Эускади. Лозы Ондарраби Сури высаживают настолько часто и повсеместно, что их корни порой едва ли не буквально омываются волнами Бискайского залива. Впрочем, этот сорт не боится ни холодного ветра, ни сумрачных летних дней; скорее наоборот – там, где Темпранильо приобрел бы грубую кожицу и зеленые танины, Ондарраби Сури только хорошеет, набирая свою кислотную свежесть и минеральную элегантность.

Все эти качества Ондарраби Сури передает многочисленным Чаколи, ставшим неотъемлемой частью культуры Эускади – такой же, как знаменитые баскские береты или волынки. Бродящий уже в бутылке Сури переполняется углекислым газом, покалывающим язык при дегустации и издающим еле слышное шипение, характерное для слабоигристых вин вроде итальянских фризанте. Добавьте к этому традиционную баскскую манеру наливать Чаколи длинной вертикальной струей, подняв бутылку высоко над столом – и услышите этот шепот почти наяву. Впрочем, кроме характерного шипения, Чаколи из Ондарраби Сури славятся сбалансированной искристой кислотностью, ярко выраженным минеральным привкусом, ароматом белой груши, грейпфрута, молодого персика и еле слышными йодистыми нюансами, напоминающими о лучших винах из Мюскаде. Неудивительно, что за последние десять-пятнадцать лет отношение к Чаколи изменилось с «дешевое деревенское нечто» на «модное вино из белого автохтона», а мир буквально захлестнула Чаколи-лихорадка.


«Astobiza»

В организационном смысле «Astobiza» представляет собой практически идеальный симбиоз хозяина и винодела: владелец винного дома Субельдиа задает лишь общее направление производства и не вмешивается в процесс, а энолог Ана Мартин Онсаин, свободная от ежеминутного контроля, создает из местных сортов настоящие произведения искусства. Винодельческий процесс хозяйства в Окендо может впечатлить даже видавшего виды человека, и, если перечислять все моменты, выводящие вина «Astobiza» на топ-уровень, вряд ли хватит пальцев даже на двух руках. Культивация Ондарраби Сури с использованием принципов органического земледелия и минимальной механизацией плавно сменяется ручным сбором урожая в плетенные из собственных лоз корзины вместимостью не более семи килограмм; далее – двойная ручная переборка, мягкое прессование, холодная мацерация и, наконец, долгое-долгое брожение при контролируемой температуре в огромных яйцевидных резервуарах из идеально отшлифованного бетона.

Здесь тоже выращивают Темпранильо, но делают это словно нехотя; с гораздо большей любовью баски относятся к своим автохтонам, среди которых абсолютным номером один является Ондарраби Сури.

В результате этой магии в свет выходят всего несколько вин, но каждое из них как минимум на голову выше любого Чаколи из Алавы – неважно, идет ли речь о простом белом «Astobiza» с персиково-грушевыми нотками или о нежно-лососевом, клубнично-цветочном «Astobiza Rose». Но, наверное, самой большой гордостью винодельни является «Малкоа»; вино, чье название переводится с баскского как «слеза». Производимое только из сусла-самотека, выдерживаемое в бетонных «яйцах» на протяжении двадцати двух месяцев, «Малкоа» представляет собой мощное и одновременно элегантное Чаколи с доминирующими грейпфрутовыми нотами и отчетливым ароматом диких трав, Чаколи, способное жить в бутылке как минимум три-четыре года, сохраняя при этом свою свежесть и остроту. Про такие вина обычно говорят: «Вино экстра-класса», и вряд ли это можно назвать оценкой, сделанной только на эмоциях – точно такой же точки зрения придерживаются эксперты журнала «Decanter», одарившие «Малкоа» девяносто тремя баллами, и Дженсис Робинсон, поставившая этому вину шестнадцать с половиной баллов из двадцати.

Фотогалерея

То, о чем мы рассказывали в статье

Для доступа на сайт необходимо подтвердить возраст
Сайт содержит информацию, не рекомендованную для лиц, не достигших совершеннолетнего возраста. Сведения, размещенные на сайте, носят исключительно информационный характер и предназначены только для личного использования.

Восстановление пароля

Введите свой e-mail
Введите свой телефон
Укажите ваш адрес электронной почты или номер мобильного телефона. Мы вышлем вам данные для восстановления пароля.
На ваш электронный адрес выслано письмо с кодом верификации.
Код верификации
Новый пароль
Бла бла бла, мы такие короч сменили тебе пароль, а ты короч больше не теряй, ок?
Вернуться к авторизации

Создание учетной записи

Имя
E-mail
Пароль