«Ascheri». Barolissimo


Настоящий мужчина должен сделать в своей жизни три вещи – посадить дерево, построить дом и воспитать сына. Настоящий мужчина из Бароло должен сделать ещё кое-что, и эта задача для него едва ли не важнее остальных трех вместе взятых. В тени виноградных лоз тихой пьемонтской провинции идет настоящая война между виноделами-консерваторами и виноделами-модернистами, и каждый, кто выращивает на местных холмах Неббиоло или Барберу, должен, словно Довакин в «Скайриме», раз и навсегда выбрать сторону, которой он присягнет на верность. Выбирать одно из двух придется всё равно – если, конечно, ты не Маттео Аскери, потомственный энолог и владелец одноименной винодельни в Бра. Удачно балансируя между враждующими лагерями, этот добродушный здоровяк с окладистой бородой сделал для Бароло и собственной винодельни столько, что на ехидный вопрос недругов: «Человек с отцовским виноградником. Кто ты без него?», он может без запинки ответить: «Учёный. Винодел. Миллионер. Президент».


Соль земли

Если Бароло – это сердце Пьемонта, то семья Аскери – это плоть от плоти региона Бароло. На белёсых землях Ла-Морры предки Маттео выращивали Неббиоло ещё в начале позапрошлого века, когда виноделие Ланге только-только выбиралось из своей колыбели. Сусло тогда бродило и продавалось в одних и тех же пузатых бутылках, вино, которое покупатели неторопливо везли с рынка домой, сутками жарилось на солнцепеке в открытых телегах, а до того, как из темно-фиолетового Неббиоло начнут делать итальянское «вино королей», оставалось ещё добрых тридцать лет. В 1880 году прадед Маттео, Джакомо Аскери, перенес свою винодельню в Бра – благодаря выгодному географическому положению, этот небольшой городок долгое время был оживленным перевалочным пунктом, откуда из окрестных долин в Турин шли крестьянские подводы с кожей, овощами и вином. Впрочем, после двух мировых войн и падения королевского дома Савойи значение Бра для Пьемонта сошло на «нет», и из пустеющего на глазах города один за одним потянулись вон кузнецы, кожевенники и сыровары. Вскоре закрылись и винодельни – все, кроме «Ascheri».

В тени виноградных лоз тихой пьемонтской провинции идет настоящая война между виноделами-консерваторами и виноделами-модернистами, и каждый, кто выращивает на местных холмах Неббиоло или Барберу, должен, словно Довакин в «Скайриме», раз и навсегда выбрать сторону, которой он присягнет на верность.

Аскери не уехали из Бароло просто потому, что не представляли, как можно жить где-то ещё. Это была их земля – первое упоминание о некоем «Аскериусе» появилось в книге записей города Альба в 1196 году, и за плечом каждого Аскери, гнущего спину под равнодушным небом Пьемонта, стояли бесчисленные тени его предков-виноградарей. Оставшись в Бра, прадеды Маттео не переставали работать ни на секунду: какое-то время вино в городе можно было найти только в их погребах, а сама винодельня, благополучно пережив ревущий двадцатый век, сегодня является единственной сохранившейся в Бра со времен его недолгого экономического бума. Помимо винодельни, в нынешнее хозяйство «Ascheri» входят отстроенный рядом с железнодорожной станцией дом и стильный четырехзвездочный отель, сквозь стеклянные полы которого можно увидеть подвалы с сотнями пыльных бутылок. Венчает семейный бизнес расположенная через два дома остерия «Муривекки» – популярное место у туристов, приезжающих в Бароло за винной экзотикой и заходящих сюда ради восхитительных картофельных ньокки со свежеприготовленным песто.


Идеальное равновесие

Винные критики до сих пор не могут определиться, кем является Маттео Аскери – консерватором или модернистом; вполне возможно, что в глубине души хозяин «Ascheri» и сам не знает, на чьей он стороне. Как и полагается модернисту, он не пытается уместить в бутылке Бароло нюансы сразу всех своих виноградников, предпочитая, вместо этого, создавать для каждого «крю» отдельную линейку вин. С другой стороны, он, как ярый традиционалист, принципиально отказывается от французского дуба, используя только славонские бочки. Стремясь к новизне, Маттео не боится привносить в виноделие Бароло что-то по-настоящему свежее – и потому выращивает Сиру и Вионье, но эта оригинальность лишь подчеркивает его верность традиции – и флагманскими сортами «Ascheri» по-прежнему остаются Неббиоло, Барбера и Арнеис. Хотя кто-то считает такую позицию попыткой усидеть на двух стульях, именно она принесла Аскери звание винодела топ-класса и, вместе с ним, – уважение по обе стороны баррикад: Маттео шесть лет подряд был председателем Союза виноделов Альбы, а с 2018 года занимает пост президента Консорциума Бароло, Барбареско, Альбы и Ланге.

Мне не нравится, что в современном мире нужно постоянно и много говорить о себе. Да, слова в наше время – это главная ценность, но я, наверное, в этом смысле слишком консервативен. Я предпочитаю общаться через поступки, я люблю доказывать свои слова действием, так что пусть уж лучше за меня говорят мои бутылки.
Маттео Аскери, глава винного дома «Cantine Ascheri Giacomo»

Аналогичного подхода Аскери придерживается и в уходе за своими виноградниками – его отношение к окружающей среде можно назвать «прагматично-уважительным», без упора на удобрения и без органического или биодинамического радикализма. Убежденный в том, что вино создается не в погребе, а на винограднике, Маттео всеми силами стремится сохранить природные качества ягод, сводя вмешательство в дела природы к минимуму. Вместо того, чтобы пичкать лозу пестицидами, он использует инновационные методы обрезки и необычные системы формировки виноградного куста, а нужного уровня насыщенности и зрелости добивается с помощью «зеленых урожаев», в ходе которых с лозы безжалостно удаляются лишние гроздья. Тем не менее, когда разговор заходит о полностью органическом виноградарстве, Маттео категорично качает головой: «Нельзя просто так взять и сказать: «Нет пестицидам!» – полностью органическое земледелие зачастую потребляет воды и топлива в разы больше обычного. Экологически чистое производство – это, конечно, здорово, но порой вам сможет помочь лишь правильно подобранное удобрение».


Сам себе винодел

В распоряжении Аскери сразу три виноградника. Два из них, в Ла-Морре и Серралунге, отведены под исконно пьемонтские Неббиоло, Барберу, Дольчетто, Арнеис и Кортезе, а третий, с французскими сортами, в Роэро, используется как экспериментальный участок. Принципиально отказываясь от услуг энологов со стороны, Маттео предпочитает культивировать новые подвиды винограда самостоятельно – все без исключения лозы Неббиоло являются клонами, которые владелец «Ascheri» вывел собственноручно в бытность директором Пьемонтского центра исследований вина. Похожую картину можно наблюдать и на самой винодельне: при производстве Бароло Маттео демонстративно избегает новомодных технических приспособлений вроде фильтров обратного осмоса, используя вместо этого особую породу дрожжей, выведенную для него Университетом Турина, и брожение в нержавейке перед отправкой в бочки. Благодаря этому «Ascheri» стабильно являет миру превосходное Бароло с минимальной оценкой в 92 балла; Бароло, называемое «выдающимся» (Decanter), «гармоничным» (Wine Spectator) или «одновременно элегантным и мощным» («Wine Advocate»).

Винные критики до сих пор не могут определиться, кем является Маттео Аскери – консерватором или модернистом; вполне возможно, что в глубине души хозяин «Ascheri» и сам не знает, на чьей он стороне.

Впрочем, «Ascheri» – это не только Бароло. В «портфеле» Маттео есть и невероятно сухое, покусывающее язык Дольчетто, и очень танинная, любящая бочку Барбера, и великолепное гранатовое Барбареско. Помимо сортов для мощных, красных, требующих обязательных аэрации вин, Аскери выращивает традиционные белые сорта – Арнеис и капризный, верный только известковым почвам Пьемонта Кортезе, из которого в одноименной коммуне производят вино под названием Гави. Хотя классическое Гави получается до умопомрачения сухим, похожим на брют без пузырьков и скрипуче-минеральным, выращенный на виноградниках «Ascheri» Кортезе превращается в совершенно иное вино – мягкое, нежное, почти сливочное; именно такое Гави любит мать Маттео, в честь которой названа вся линейка белых вин от «Ascheri» – «Cristina». Наконец, в последние годы Аскери активно развивает свои вина из Сиры и Вионье, искренне веря, что терруар Роэро, состоящий из песка, морских ракушек и гравия, заставит эти сорта проявить их лучшие свойства. Что ж, если когда-то мир открыл для себя «супертоскану», то почему бы ему не открыть для себя и «супербароло»?

Фотогалерея

Для доступа на сайт необходимо подтвердить возраст
Сайт содержит информацию, не рекомендованную для лиц, не достигших совершеннолетнего возраста. Сведения, размещенные на сайте, носят исключительно информационный характер и предназначены только для личного использования.

Восстановление пароля

Введите свой e-mail
Введите свой телефон
Укажите ваш адрес электронной почты или номер мобильного телефона. Мы вышлем вам данные для восстановления пароля.
На ваш электронный адрес выслано письмо с кодом верификации.
Код верификации
Новый пароль
Бла бла бла, мы такие короч сменили тебе пароль, а ты короч больше не теряй, ок?
Вернуться к авторизации

Создание учетной записи

Имя
E-mail
Пароль