ГлавнаяПубликацииЭто интересно

За Доброй Надеждой. Виноделие Южной Африки

Как гласит армейская мудрость, если вы не видите суслика в поле, то это не значит, что его там нет. Именно поэтому российские любители вина изумлённо округляют глаза, когда узнают о том, что виноделие Южной Африки разменяло уже четвёртое столетие. В самом деле, о французских или итальянских винах писали ещё Дюма и Мериме, тогда как продукция капских хозяйств появилась в отечественных винотеках всего лишь 10-15 лет назад — а значит до того времени её и «не существовало вовсе». Но южноафриканское виноделие не просто существует. Оно буйным цветом цветёт от бесплодных равнин Калахари до зелёных долин Олифантс Ривер, от скалистых пейзажей Франсхука до овеваемых морским бризом побережий Игольного мыса. И если ещё совсем недавно от вин Южной Африки многие из нас отворачивались с равнодушным недоумением, то сейчас дело обстоит совсем, совсем иначе.


«Трансвааль, Трансвааль, страна моя!»

История Южной Африки как винодельческого региона стала возможной благодаря голландским колонистам, впервые сошедшим на берег будущего Трансвааля в XVII веке. Пожелтевшие от времени книги записей сохранили для нас даже имя человека, впервые познакомившего мыс Доброй Надежды с виноградными лозами. Некто Ян ван Рибек из голландской Ост-Индской компании сначала прослышал о том, что красное вино способно бороться с цингой, затем подметил сходство капского климата с типичной погодой Средиземноморья, и, сложив «два» и «два», уже в 1654 году привёз из Рейнгау первые побеги Vitis vinifera. Как и полагается в таких случаях, первый блин оказался некрасивым комом: упакованные для сохранности во влажную парусину, виноградные лозы начали гнить ещё в пути и быстро умерли сразу после посадки в местную землю. Впрочем, уже в следующем году на виноградниках Южной Африки зазеленели Мускадель и Мускат Александрийский, а в году 1659 от Рождества Христова в Кейптауне был выпит первый бокал первого южноафриканского вина.

Рассказ о виноделии Южной Африки попросту невозможен без упоминания одного красного и одного белого сорта. Да, Элгин славится Пино Нуаром, Стелленбош Каберне Совиньоном, а Робертсон Ширазом, но всё же альфа и омега виноделия современного Трансвааля — это Пинотаж и Шенен Блан.

Вина из Страны Доброй Надежды пользовались популярностью не только у голландских переселенцев — вплоть до середины XIX века продукция тамошних виноделен шла на «ура» во всех британских винных лавках. Всё закончилось в 1860-х. Сначала Британия ввела ряд ужесточающих импорт законов, и цены на южноафриканское вино взлетели до небес, а ещё чуть позже по капским виноградникам одна за другой прокатились волны оидиума и филлоксеры. Производители вырубали лозы целыми участками, сливали переизбыток вина в реки, и, возможно, южноафриканское виноделие, подобно зебре квагге, навсегда исчезло бы с лица Земли — если бы в 1918 году в игру не вступила организация с загадочной аббревиатурой KWV. KWV (Koöperatieve Wijnbouwers Vereniging van Zuid-Afrika или Кооперативная ассоциация виноградарей) стала определять политику виноделия в последующие 80 лет, и, несмотря на то, что основной упор делался на производство сырья для бренди, именно жёсткие законы кооператива позволили сохранить винодельческое наследие Капского региона, включая трёхсотлетние винодельни и участки с уникальными лозами.


Паарль, Франсхук и все-все-все

Пожалуй, самой большой трудностью для начинающих южноафрикансковиноведов является понимание того, каким образом регион делится на провинции и субзоны. Действительно, в многосоставной системе аппелласьонов Южной Африки со всеми её экзотично звучащими названиями вроде «Квазулу-Натал», «Оранжевая река» или «Лимпопо» сломит ногу сам Люцифер. Кто-то, как Джеймс Саклинг, выделяет всего три огромных зоны с последующем дроблением каждой из них на отдельные провинции. Кто-то, как Мадлен Пакетт, увеличивает число зон до шести. Наконец, официальный документ сообщества производителей вин Wines of South Africa и вовсе сводит с ума смешением географических и винодельческих границ, не без чёрного юмора упоминая о том, что «южноафриканские винодельческие угодья включают в себя 29 субзоны, которые, в свою очередь, делятся на 92 (!) небольших округа». Пытаться запомнить их всех сразу, конечно, можно, но гораздо проще делать это постепенно, дегустируя вина одного региона и лишь затем переходя к другому. Начинать рекомендуется с самых главных и знаковых — вроде Свартленда, Стелленбоша или Паарля.


Стелленбош

Без преувеличения, самый известный винодельческий регион в Южной Африке. Именно здесь некогда поселились бежавшие из Франции гугеноты, привнёсшие в южноафриканское виноделие секреты поместий Бордо, Бургундии и Роны. Именно здесь появился на свет легендарный Пинотаж, и здесь же впервые зазеленела каждая пятая виноградная лоза в Южной Африке. Относительно жаркий и сухой климат вкупе с гранитными и песчаными почвами дают возможность хозяйствам Стелленбоша выращивать по-настоящему высококачественные Каберне Совиньон, Совиньон Блан, Шираз и Шенен Блан, превращающиеся в премиальные вина мирового уровня.


Паарль

Ближайший сосед Стелленбоша, его прямой конкурент и второй по степени известности винодельческий регион. Располагаясь севернее Стелленбоша, Паарль в меньшей степени испытывает влияние прохладных океанских ветров и в большей степени — жаркое дыхание экватора; кроме того, эта провинция зажата между горами Паарль и Симонсберг, скалистые склоны которой выложены скудными гранитными и сланцевыми почвами. Паарль — классическая иллюстрация аксиомы «виноград (Шираз, Шардоне, Шенен Блан и Пинотаж) должен страдать», аксиомы, которая делает здешние красные вина богатыми и крепкими, а белые — тропическими и фруктовыми.


Свартленд

Неподалеку от Паарля располагается Свартленд, некогда «всеюжноафриканская житница» с бескрайними, засеянными пшеницей полями, а ныне законодатель мод в производстве вин из сортов Шираз, Шенен Блан и Пинотаж. Невероятно сухой климат с палящим солнцем отпугивает туристов, зато играет на руку виноделам: здесь практически не знают о грибке и плесени, а лозы, вынужденные тянуть влагу из самых недр африканского континента, рождают сладчайшие ягоды и насыщают вина целым калейдоскопом ароматов. (Кстати, именно поэтому большинство лоз здесь выращиваются не «проволочным» Гюйо-способом, а кустовым «альберелло»).


Элгин

Если ехать от Кейптауна на юго-запад, то уже через полчаса окажетесь в долине Элгин. Здешний терруар насквозь пронизан пронзительным морским бризом, а если учесть, что виноградники в долине в основном располагаются на высоте примерно в 300-400 метров над уровнем моря, становится понятно, почему винодельческие хозяйства Элгин в основном культивируют свежие, ароматные сорта вроде Совиньон Блан, Шардоне и Пино Нуар. И пусть в самой Южной Африке долина Элгин больше известна своими яблочными садами — в остальном мире этот регион ценят за выразительные, многосложные вина с ярким фруктовым характером.


Франсхук

Между долиной Элгин и Паарлем лежит ещё одна долина — Франсхук, тёплый континентальный климат которой идеально подходит как для производства мощных красных вин, так и для насыщенных белых вин с отчётливыми фруктовыми нотами. В многочисленных поместьях, которые до сих пор сохранили свои французские названия, выращиваются Каберне Совиньон, Шираз, Пино Нуар, Шардоне, Семильон и Шенен Блан. Помимо плотных тихих вин, Франсхук ассоциируется с Cap Classique, южноафриканским игристым премиум-класса, которое производится из Шардоне и Пино Нуар и располагается где-то между классическим шампанским и отборным просекко.


Робертсон

Хотя Робертсон не имеет такого исторического значения, как Стелленбош или Паарль, он по-прежнему является домом для некоторых из самых известных винодельческих хозяйств Южной Африки. Получивший название от главного города региона, Робертсон, тем не менее, обязан многим протекающей по нему реке Брид. Многие виноградники региона расположены прямо на берегах её притоков, богатые аллювиальные почвы в речной долине идеально подходят для создания пряных, бархатных, перечно-ежевичных ширазов, а высокое содержание извести в почве придает винам из Шардоне меловую минеральность, характерную для знаменитого Шабли.


Констанция

Констанция — одна из старейших винодельческих провинций Южной Африки: первая ферма с одноименным названием была основана здесь ещё в 1685 году. Расположившись на обратной стороне Столовой горы, всего в двадцати минутах от Кейптауна, Констанция буквально купается в свежем морском воздухе заливов Хаут и Фолс-Бей. За счёт этого красные вина здесь более элегантные, чем у соседей, белые вина — более свежие и пронзительные, но всё же любителям вина Констанция известна во многом благодаря Vin de Constance, сладкому шедевру из муската, ценителем которого были Фридрих Великий, Наполеон Бонапарт и Отто фон Бисмарк.


Их нравы

Свой нынешний облик виноделие Южной Африки приобрело в 70-е годы прошлого века. Например, в 1973 году были приняты современная классификация наименования по происхождению (Wine of Origin) и система маркировки. Ещё через пару лет виноделы бывшей Оранжевой республики получили свод правил выдержки (преимущественно во французских бочках) для красных и белых вин. Наконец, тогда же были определены три основных типа премиальных южноафриканских вин — «Estate Wine», «Méthode Cap Classique» и «Noble Late Harvest». Надпись «Estate Wine», аналог французского «шато», может появиться только на винах, разлитых в том же самом поместье, на участках которого был выращен и винифицирован весь виноград. О «Méthode Cap Classique», игристом, произведённом традиционным методом, речь уже шла чуть выше, а «Noble Late Harvest» — ни что иное как сладкое вино из ботритизированного винограда. После крушения режима апартеида и отмены международных санкций в начале 1990-х годов виноделие ЮАР заработало с удвоенной энергией, выйдя к 2016 году на седьмое место в мире по объёму произведённого вина.

История Южной Африки как винодельческого региона стала возможной благодаря голландским колонистам, впервые сошедшим на берег будущего Трансвааля в XVII веке.

Рассказ о виноделии Южной Африки попросту невозможен без упоминания одного красного и одного белого сорта. Да, Элгин славится Пино Нуаром, Стелленбош Каберне Совиньоном, а Робертсон Ширазом, но всё же альфа и омега виноделия современного Трансвааля — это Пинотаж и Шенен Блан. На долю прибывшего некогда из Долины Луары белого Шенен Блана приходится почти 20% всех южноафриканских лоз; у Пинотажа показатели скромнее (всего 7%), зато этот плод любви Пино Нуар и Сенсо (Эрмитажа) является самым настоящим автохтоном и одним из немногих исконно новосветских сортов. Пинотаж является обязательной и в подавляющем большинстве случаев основной составляющей «капского бленда» — куда, помимо прочего, входят Каберне Совиньон, Мерло и Каберне Фран — а из Шенен Блан на винодельнях Южной Африки делают что угодно, от сухих и сладких тихих вин до полусухих игристых. В остальном сортовой состав южноафриканских виноградников представляет собой достаточно пёстрый калейдоскоп, в котором участки с Коломбаром перемежаются Мускатом Александрийским и Вионье, а Шираз соседствует с Гренашем и Мальбеком.

Фотогалерея

Для доступа на сайт необходимо подтвердить возраст
Сайт содержит информацию, не рекомендованную для лиц, не достигших совершеннолетнего возраста. Сведения, размещенные на сайте, носят исключительно информационный характер и предназначены только для личного использования.

Восстановление пароля

Введите свой e-mail
Введите свой телефон
Укажите ваш адрес электронной почты или номер мобильного телефона. Мы вышлем вам данные для восстановления пароля.
На ваш электронный адрес выслано письмо с кодом верификации.
Код верификации
Новый пароль
Бла бла бла, мы такие короч сменили тебе пароль, а ты короч больше не теряй, ок?
Вернуться к авторизации

Создание учетной записи

Имя
E-mail
Пароль